•  Вениамин Александрович Каверин: Талант как бы вне общего соревнования. Он не нуждается ни в покровительстве, ни в связях.

Небольшой пассаж в адрес

матершинников, нацистов, атисемитов и лжепатриотов СтихиЯ орг...

СТРАШНАЯ СКАЗКА – БЫЛЬ...

Бубина сказка. Часть 1
Пушкин сказку о Салтане
(понимаете, царе)
сочинил и даже в бане
под домашним, при Луне
он не парился за это
(а ведь тоже был поэтом),
разносил он в пух и прах
царедворцев на ура!
И ткачихе с поварихой,
с сватьей бабой Бабарихой –
то комарик прямо в глаз –
укусил – и восвояс-с!
То шмелем, да прямо в лоб он
(хорошо еще не жопу…)
и с высокого крыльца –
раз! и нету молодца…



Эх, куснул бы, право слово,
голубого-голубого –
люди бают и не зря –
не кошачьего царя,
не какашку, не лягушку,
а неведому зверушку
что по ниточки бежит
как последний хитрый жид,
убегая через лес,
этот самый мелкий бес –
как зовут его, детишки?



Отвечают дети: Кишка!
Нет, не верно, – просто Кися,
да гляди не обосс…ся,
на него со смехом глядя, –
это тетя или дядя?

Отвечают дети: – Но,
настоящее говно!



Пушкин был поэт известний –
вроде Трубина Сашка,
сочинял стихи и песни,
и поэмы – на века!
Про царя мавбуть Салтана,
про царевича Ивана,
и как Вещего верзилу,
блять, гадюка укусила!
Ту паскуду звали Кисей –
вот, поди в них разберися –
он про Кисю (знать, нет сил)
ни хера не сочинил!



…Кися жил в своей дяревне,
а Рагулин был мудак,
Кися лазил по деревьям,
а Рагулька был эврэем –
он московским был эврэем –
не поверите, – а так!
Он евреев ненавидел,
а не каких–нибудь татар!
Часть 2
У него китайский видик
и большой «самопиар».

Это как же удалось?
Ну… это ты, товарищ, брось,
он – поэт (конечно руський,
а не какой–то там семит),
он херачит без закуськи
пиво, водку и лафит!

Рагульсон паэфт великий
(сокращенно – ВРП),
на него взирали «лики»,
ведьмы, черти и т. п.
Он, рогуль, сегодня в силе,
верховодит он не зря:
называется – стихи я,
получается – херня…

Фуеплётил в интернете –
а не нада дурковать!
От него сдристнули дети
или эти, так их мать…
два хорька с крыльца сдристнули –
не успел поговорить…
Хули делать? А не хули,
и не нам его учить!

Рагульсон эврэй что надо
и ботиночки при нем
утепленные (с Моссада),
чтобы, значит, все путем,
чтоб махать плакатом НОДа
и частушки сочинять,
что б его не за урода
принимали твайю мать!



Рассказал я про Рагульку,
не про всех еще сказал –
Кися, Белка-симпампулька,
Агафонюшка…
а зал
весь готов к рукоплесканьям –
скоро Кися на порог!
он не то чтобы Сусанин
и не свадебный пирог,
у него брательник Лапоть,
а не какой–нибудь башмак!
Очень любит он поплакать,
если Кисю (надо ж так!)
модератор запердолит
на денек другой в сортир,
он кричит: – Верните волю!
Ну, прямо, наху... – ка-ман-дир!



Сам Витек из пиндострастов
(тоже любит поп и здеть),
а когда хлебнет он квасу,
поклоняется он Спасу,
замышляя злую месть!

Витька квасит регулярно –
в воскресенье аж вдвойне,
у него пендикулярно,
Часть 3
Витька – он почти полярник,
летчик нахер и маляр он,
мореплаватель и лярва,
литератор и те де!

Корабли, понятно, ходют,
а не плавают –– ни–ни!
у него на огороде
даже створные огни,
круг спасательный и весла,
и фуражечка – моряк!
Твойю мать! Не все так просто,
понимаете, не так…



Начал я про Рагульсона
(это, братцы, сгоряча) –
надо бы про Трубальсона,
про еврея–трубача!

Трубин жил весьма прилично,
а Рагулин как гавно!
Трубин в рот не брал «Столичной»,
а Рагулин пил вино!
Трубин жил довольно скудно,
а Рагулин – бухгалтёр!
Воровал, небось, паскуда, –
прятал денежки повсюду –
всех продал как тот Иуда
за серебряники, всюду
так и рыскал – ой, хитер!

У Рагулина не просто
печка – вроде бы, – камин! –
жалко нет уж окон РОСТа,
мы б его довольно просто
без, намеков, без вопросов,
мол, – Признавайся, сукин сын!
Признавайся по порядку
как и что уворовал!
Предал Родину? на грядке
закопал долл`ары? Вряд ли –
шекелишки закопал!
Нам бы знать: Рагуль – еврей ли? –
а догадывались – все!
У него за батареей
золотой кирпич (еврей ведь!)
пачка шекелей – он в перьях
член Моссада и ПАСЕ!

Рагульсончик просто пончик,
а Кисуля – пирожок!
Но никак ему не кончить
Белке Минцевой в кружок.
Витька плавает по морю,
(по-морскому – по морям),
а у Киси снова горе
не укладывается, прям,
в понимание у Киси
(знать, и Бог не дал мозгов)
снятся Кисе белки, сиси,
снится запах пирогов,
снятся Кисе помидоры
и огурчики, и квас,
снятся ящики Пандоры
и ковры, и коридоры,
и полосочки лампас!

Патамушта Кися, – гений
и поэт – от бога дан, –
в самый черный понедельник
(даже если нету денег)
он засаживал «Агдам» –
сразу целый чемодан!

Белка Минцева толстуха
Рагульсончику подстать,
а у Трубкина нет слуха
моб твою в железо ять!
Потихоньку, понемногу
мы продолжим наш рассказ
про Афоню (слава богу)
и про Лаптева как раз…



Агафоня был электрик
и китаец заодно,
и еще органолептик,
не скажу, что очень скептик
и не так, чтобы говно.
Агафоньин был монтером –
ловко лампочки винтил!
Он работал полотером,
мудератом и сапером –
где-то был и что-то тер он,
где-то жил и что-то спер он,
только все это не важно
ведь сапер в своей отважной
жизни ошибиться дважды
не посмеет – он один
сам себе и господин,
он и жертва криминальных
всех абортов виртуальных!

Геня жил анахаретом,
починяя примуса,
но однажды жарким летом
захотел на небеса,
– нет, чтобы посс..ть, помыться,
выпить кружечку пивка…
а он из козьего копытца
нахлебался той водицы –
ладно, хоть не молочка
из-под бешеной коровки…
Геня малый не из робких –
он электрик будьте на!
Крутит мозги, крутит пробки
и не в том его вина,
что ижевский он электрик, –
дядя Гень органолептик,
он умеет
Часть 4
ощущать!
и пощупать, и обнять
Ирку Мискину за попу,
а потом на всю Европу
растрезвонить как и що –
значит, хочется еще!



Я, друзья, не то, что б Пушкин,
но и Белка не игрушка!
Не худая, не больная,
ишь – затейница какая!
Белка песенки поет
и орешки все грызет,
а скорлупки не простые –
в папироску замастырить
или Гене дать, чтоб он
добавлял их в самогон!



Ага, Вонь–ин трудоголик –
он, мятежный, просит воли,
просит бури, – из трусов
понаделал парусов
и корабликов из лаптей –
спросите, ну, не дурак ли?
Хули толку от лаптей
без каких–нибудь затей?



Тут Рагулька прибегает –
говорит, что застреляет
дядю Гения за то,
что у Гени нет пальто,
даже теплого платочка –
докажите, что не так!
У Рагульки заморочки,
а у Гени нет пальта!
Что же делать
Часть 5
бедолагам,
коль наступят холода?
Гулькин пачкает бумагу,
а у Гени нет пальта!
Понимаете, без Киси
здесь никак не обойтися…



Кися занят – вот беда,
это ж просто ерунда!
Програмулька тетя Кися
знает, – сколько бы ни злися,
не по зубкам этот кус
тот, который Эльб анд Рус!

Хватит пакостить, Кисуля,
ты, чувак, неописуем,
да и с Линуксом, малыш,
хрена с два и просто шиш!

О. Павловский – он тебе
далеко не по губе…
хочешь пой, а хочешь дуй –
все равно получишь… (вот именно!)
А что я говорил?



Трубин слыл анахоретом
на Арбате или где…
но однажды знойным летом
начал думать – оп, и зде…с!
Заработал хрен со скрипкой
и какой–нибудь лишай –
Трубин понял: думай гибко,
и есчо – не оплошай!
Поимел сифон и гриппер
(не помог презерфотифф!)

А Рогуль спиндюрил клипер
и умчался в Тель-Авив!

Уж ему не до гондоноф,
не до шелковых кальсон,
он из рода Рогульсонофф ,
остальное – моветон!



Трубин был чувак московский
и чудак на букву ме –
интересно, на каковском
сочинял он буриме?
Он славянского не ведал,
по-француз… – ни в зуб ногой,
воровал велосипеды
и просился на постой –
то к Спасателю в редкомы,
то к Спасителю (ей-ей!),
пребывая в чёрной коме
гонит белых лебедей.
Рагульсон рыдает где-то
(не подумайте – навзрыд),
Рагульсон – простой паэфт он,
а
Часть 6
Трубашкин – эрудит!
Сочинил Трубаня песнеф,
да и гимнов – не фуй де!
Только где бы их развесить?…
и подумал – оп, и зде… с?



Агафонин был коварным
и не Трупину подстать –
думал он о самом главном –
как редактором бы стать!
В жилконторе он (тихоня)
очень скромный и, притом,
говорят, что Агавоньев –
настоящий управдом!
Агавоньев малый видный
но покамест не у дел, –
это он готовит Индо–
Пакистанский инцидент!
Ненавидит он евреев
хоть и сам не славянин,
и татар… и свято верит,
что ему, по крайней мере
не заглядывать в ОВИР –
да какая на хрен виза –
он не ихнего круиза!
не китаец и не жид,
что по веревочке бежит…

Всех насквозь Афоня видит,
всех Павловских ненавидит,
но особенно Баша
для него нехороша!



Он берет барьеры спуртом
без разбега и наград,
раньше думали удмурт он –
оказалось –
Часть 7
дерьмократ!
У Афони папа – Кися,
а крестил его – ВО!
Он редактер – зашибись и
не подумайте чего!
У него и Белка – мама, –
все как надо и в момент,
а еще он самый–самый
очень честный рецензент…



А Рагулин в это время
размышляет о евреях,
о Госдепе и Моссад –
ну, прям те Троицкий посад!
Только взял Илья гармошку –
сразу видно – гармонист!
Для начала понарошку
кинул пальцы сверху вниз, –
вправо влево (это сдуру)
клавитура аж дрожит
от Рагульки партитуры –
это ж надо пережить!
это семечки, цветочки –
вафли будут впереди,
но Рагуль дошел до точки…

Кстати, хлынули дожди,
в сердце шум и в горле ком,
и не сбегать за пивком.
Но Рагулька малый дельный –
Послезавтра в понедельник,
он – в ОВИР, не объявив:
мол, – Уеду в Тель-Авив!

. . . . . . .

Говорят, (им душу греет!),
что в Избе одни евреи!
Нам все это до ман ды –
ведь у нас одни…
а, как вы догадались?

_____________N_____________



ПРОДОЛЖЕНИЕ страшной СКАЗКИ...
___________________________________________________________



КИСЯ – это не животный,
не Рагулькино «котэ» –
он в трудах на службе потной
у Моссада и пэ тэ, –
развалить культуру энто
прямо скажем – нелегко,
и его за пакость эту
посылают далеко!

Кися слыл заправским парнем
до леч ёбы в ЛТП,
а вернулся весь изранен,
с ножкой в жоп… (что от рояля)
и портрет Ушельца в раме
где-то (как бы полояльней) –
спионерзил и т. п.
А почему ж не скоммуниздил? –
так не дорос еще чувак!
всюду врал и что-то пиз дил
с лыж свихнувшийся «чмудак»,
он на Лапотника дачке
наепнулся с ходул`ей
на глазах
Часть 8
одной м-м… чудачки,
а все кричал: налей, налей!

Заработал перелом он
с сотрясением… ну, да!
(Было не сказал – мозг`овым),
– не имел их никогда!
Ни мозгов, ни каши вволю
он в младенчестве не ел,
жил в п… езде, учился в школе
для не-полно-ценных тел
и голов, мозгов и даже
тех «головок для пис-пис»,
что как водится ни разу
вверх не глянут – только вниз!

И такая вот зараза
повстречалась на веку,
Очень Вещему – не сразу,
но говорю как на духу!
У него в мозгах компьютер
от рождения зашит
и никак иначе! – mutter
этой киси говорит.

(По-немецки муттер – мама,
а по-еврейски – мамахен),
у него дружок – Обама,
а Рагулин – папахен!
И живут душа с душою
как вещички с вещмешком –
не подумайте плохое,
я, признаться, ни о ком
не сказал дурного слова –
нет мозгов, и что такого?
Коль на дупе кнопки две
и поц-тестер в голове?

Ну, а если просто матом –
это он – Кастян Стих–матов!



Лапоть трескал fish по-польски
(а по-евгейски – риба-фишь!),
киздоболил по-подольски,
а по-киевски – шалишь!
Лапоть он еврэй из первых,
но шугается – (пока
не дадут ему в «бандеру») –
он родного языка!

Не подумайте, – он Лапоть,
а по-честному – Лычак!
Тут нельзя не думав ляпнуть,
то есть, значит, – сгоряча…

Нам природа этой Ляли
(даже в шлепанцы не взяли!)
не скажу, чтобы ясна –
притворяется она!
То матрос она, то кормчий,
то она – Илюшка-пончик,
где она – известно, где-с –
размышляет: – оп и зде-с!

Не дай бог приснится Тане
Витька Лаптиев в кафтане!



Белка Минская (не злитесь,
не из Минска – из Литвы),
у нее такие «сиси-с»,
что шатаются умы!
Особливо сохнет Геня –
уж ему не до пельменей
и не примус почин… что? –
он электрик, или хто
в Рагульсоновом пальто?
Рецензент, и литер-кратор
из ижевских эмиратов,
рейхс-редактор – нету сил –
модерячит как Ахилл!
(Позабыл, поди, про ту
ахиллесову
Часть 9
пяту…)

Он герой, Аника воин,
у него приемов море –
он на форуме сидит –
то ли воет, то ль пизд… и
– изгалялся хорошо
над проклятою Башой!

Ага Вонь Ин – это воин, –
храбрый воин, не чета
трбо-дурам, что изводят
рагульсонова кота!
Кто изводит – Саня Трубин
(бывший равви Трубальдом),
у него большие губи
и очень маленький кондом,
у него бородка клином
как у Троцкого Лейб`ы –
потому его с повинной
выгоняли из Избы!

Мы от темы не уходим,
расширяя диапа–
–зон, и зону для пародий
на арбатского попа,
на его стишки и гимны
Белоруси и те пе –
сочиненные наивно
на балконе в Сан-Тропе…

. . . . . . .

Жил да был электрик Геня,
часто хаживал в кино –
гадость пил по воскресеньям,
а по праздникам – говно!
пиво пил и кружку пенил,
но нельзя так много пить,
патамушта дядя Геня
должен «лампочку винтить»!

У него врагов – не слабо,
и покорный Ваш слуга
отхватил кусочек славы
от удмуртского царька!
Потому, что по закону
не положен божий дар, –
прекращаются поклоны,
реверансы и книксоны
– начинается PE ARE !!!

Ага Вонь – китаец хитрый,
да вот никак на парадиз, –
у него ж Павловский митру
скоммуниздил, паразит!

Кто он, этот Ага Вонь Ин –
молодецкое плечо?

Просто Гений Агафонов
и Иванович
Часть 10
еще…



Наш раввин и поп Трубальсин,
совмещая то и с тем,
монархическим поп пальцем
перечеркивал систем
два вагона, три тележки
и теорий целый шкап,
но его душонке грешной –
не прикаяться никак!

И не сторож, и не мент он, –
разве в том – его вина?
Если б не было моментов –
не настали б времена!
Или даже Евтушенков
на него не обратил
взор…
но нет аплодисментов
и оваций не проси!

Говорила ему мама –
много знаешь, – быть беде!
Трубальсон сопел упрямо,
вспоминая о пиз…
те,
кто подумал ненароком,
дескать, форменный м-м…чудак –
ошибали-ся, – и поп он
(проповедник как никак),
и раввином в синагоге
подрабатывал, когда
в небесах смеялись Боги –
коллективно…
как всегда.

Он и думать о Матиссе
не хотел, и о Моне,
вспоминая только сиси
на скамейке при луне,
он раздумывал о мисси-
и -онерстве к дикарям,
понимаете, как лизинг
за пришествие царя!
Грезил в бане или в цирке
о падении оков…
…не выходит, как не зыркай
телескопами очков!

Он свидетель Иеговы,
без пяти минут – Лазар
тот, который Беня, кто бы
не закатывал глаза,
не заламывал ручонки,
клал под пятки пятаки…

...горько плакали девчонки
и вздыхали старики,
и рыдала вся Европа,
гимны слушая и те
заютубовские тропы, –
а Трубин думал о пис…
те
затаенные мыслишки
о прадедушке с сохой,
сиськи Белки, дедки книжки
«со святыми упокой!»
Все смешалось – кони, трубы
и нечистого рога…

Он такой, товарищ Трубин,
Валерьянович, ага…



Рагульсон страдал поносом
от того, что все – жиды!
Задают ему вопросы
(поясняю без п… езды),
задают ему по русски,
а не хочешь – так и по:
по-немецки, по-французски
и с верховьев Лимпопо
на корявом диалекте –
дескать, сука, отвечай,
кто твой друг и кореш
Часть 11
лепший,
и кому даешь на чай!

(Дядя Фёдор, между прений,
не подумайте – мудак!



Загребает кучу денег
без особого труда).

Рагульсончик (снявши шапку,
пейсы, бороду, очки)
отвечает по порядку:

– Дорогие мужички!
Я поэт Великорусский –
подмосковный соловей,
потому мне очень грустно
и еще – Азохен вей!
Патамушта все евреи,
нарушают весь покой
государственный и верят,
что наступит «Божеш мой!»



(Дядя Федор в это время
на ютуб и в нарсудах
загребает кучу денюх
без особого труда).

Рагульсон за стол садится,
придвигает микрофон…

(дядя Федор кушал пиццу –
не при деле значит он),

а Рагулькин, багровея
от невысказанных тем,
раздаёт «азохенвеи»
и недорого совсем!
За «шолом алейхем» тыща,
а за Крейцмара пятьсот!
– он огромные деньжищи
уворовывает в НОД!

Патамушто он бухгалтер –
любит денюшки считать,
унево большой бюстгальтер
и сисИ япона мать!
У него ботинки с мехом,
не подумайте! А то
как позировать со смехом
на мобильник и в пальто?
Потому у Ага Вонь и
нету зимнего пальта…

Эх, вы кони, мои кони!
золотые поезда…



(Дядя Федор между прочим –
кто из дядек без греха?
Очень любит мам и дочек
прихватить за потроха).

А Рагулькину в угоду
(моде или для красы…)
дали премию от НОДа –
очень тёплые трусы!

И Рагулькин вдохновенно,
несмотря на хрипоту,
все пиздит о переменах,
горько сетует на ту
забугорную разведку,
и Рассеюшку на дне…
не скажу, что б очень метко,
но приемлемо вполне.
Про госдеповских, про блядей
и про вражеский оскал,
как Рагуля в Сталинграде
крофвь мешками проливал!

.

(Дядя Федор этим летом
на призывы не глядя,
покидает кабинет и
уезжает по блядям!)
Часть 12


___________N__________

Хули делать нам? А хули –
пой российская земля:

«Патриот Илья Рагулин!
и Иосифович, бля…»

http://cs509518.vk.me/u93146835/video/l_07d18003.jpg

Царь Салтан в глубоком горе –
всколыхнулось сине море,
мимо острова Буяна
не проплыть на корабле,
не обнять родного сына
и Царевну как картину
не прижать к груди, и пьяну
не сплясать навеселе!
Князь Гвидон зовет их в гости –
Самого с Царицей просит
навестить да погостить!
А ткачиха с поварихой,
с сватьей бабой Бабарихой
не хотят его пущать
чудный остров навещать…

______N_____

И у нас дела ни к черту –
Белка сделала аборт, и
Ага Вонюшка сбежал!
Алиментщик он со стажем,
где найдешь такую стражу,
чтоб споймали молодца?
Резать надобно с «конца»…

Белка в целках не томилась,
окотилась, ощенилась,
оягнятилась и о…
Ей бы курочкой простою,
да яичко золотое
чтоб с Кась-щеевой душою
на конце иглы – ого!
Мы тот кончик отломаем
и Кась-щея обломаем –
воспитаем подлеца
ламца, дримца, ца-ца-ца!

Кто же эту крышу кроет,
жестко стелет – мягко спать?
Надо вещего героя
на цугундер вынимать!

Он, герой, конечно Вещий
(не подумайте чего)
но, куда девались вещи
у собрата моего?
по перу и вдохновенью,
и по человеко-лю…
– начинаются сомненья? –
соберем свое терпенье,
Мудрость – Слава королю!

Мудрость есть и пить не просит
и поделится своим –
если Гордость не возносит,
если Злобой не томим…


______________________________________________

Юный князь, сверкнув очами
(это, брат, по умолчанью),
сел на гордого коня.
А кругом – вода струится,
волны плещут, золотится
цепь на дубе в зеленях…
…это было при царях
не чета таким, что ныне –
не ругались по-латыни,
не позоря свой наряд...
______________________________________________

Быть царем не так уж просто,
да и князем, коль – Гвидон.
Если шуба не по росту,
то и речи – моветон,
если сказка не научит –
жить как петь, любить как пить
мед духмяный и тягучий –
значит, лучше не любить,
значит боги вусмерть пьяны,
значит солнышко за склон…

Там, где нет царя Салтана –
появляется Додон!

Если кот, да не ученый,
если белка на сносях…
– где паршивенький мышонок,
– там и мерзкая КисЯ !
Часть 13

где рогули в труба-дурах,
где Афони хитрецы
дуют в трубы будто сдуру
щи сливают в Лаптецы, –
там и песня хуже воя,
там и Вещий – не Олег,
там… посмотришь: двое, трое…
– ни один не человек!

Если слог высокопарный,
а ни сердцу, ни уму,
если ты не хлопец гарный –
быть Кощеем посему.
Береги одежду снову,
бо не взыщешься заплат,
береги любовь и слово
без подачек и зарплат.
Ну, а если ты подонок
и выпячиваешь грудь,
предай привет Додону…
…Петушку – не позабудь?


Расширения для Joomla
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.50 [3 Голоса (ов)]
Добавить комментарий

Авторизуйтесь при помощи соцсетей

   


Комментарии  
# Guest 13.02.2020 17:37
Комментарий был удален администратором
# Guest 10.02.2020 21:53
Комментарий был удален администратором

Статусы

  • Пользователей на сайте: 0
  • Пользователей не на сайте: 21
  • Гостей: 74

Кто на сайте