• Михаил Юрьевич Лермонтов: Человек, который непременно хочет чего-нибудь, принуждает судьбу сдаться…

Переложение
Касьян Стигматов

Как продал Иуда Исус-Христа
Да распяли жидове Господа, –
Страх Иудушку до костей пронял,
В бурелом погнал среди бела дня;
Удавиться злодей со греха решил –
Насучил верёвочку в пять аршин.
Только Бог Отец повелел не сметь
Принимать лесам ту погану смерть –
Смерть греховную впредь и давеча –
На ветвях унять христопродавича.
Ну, а коли Бог повелел-воззрил, –
Дерева-кусты на Иуду злы!..

Мчит к берёзе он, обмираючи,
С корневищами аж до рая, чай;
Залезает спешно на верхний сук,
В петлю прыгает, а берёза вдруг
Гривой клонится до земли сырой –
Обуяла Иудушку оторопь!..
Отвязал конец и повлёк, чуть жив,
Зыбь коленную пообочь межи
Рая чистого в землю грешную
По награду свою по кромешную...
А берёзка посля того случая
Стала ветьями очень гнучая:
Их как хочешь гни, хоть узлом вяжи,
Всё не сломится, только клонится.

Побежал Иуда к осиночке,
Примотал верёвку к вершиночке, –
А умом-то осина глупёшенька,
Сохнет во поле, одинёшенька;
Закачалось тело Иудино,
Та и вздрогнула полоуменно:
— Слова Божьего не вспомянула,
Что наделала, окаянная!?.
Бог осиновые провинности
Поворачивал не по милости –
Против дела рёк безрассудного:
«Скинь с себя Иуду паскудного!»
От того-то глагола Господнего
Вся трепещет она до сегоднего...

Жид приполз ко столетнему дубу,
Бог велит: «Принимай Иуду!»
Дубу нет греха, нету горести –
Принимает бедовые корысти.
Взвис Иудушка жухлым жёлудем –
Дуб тотчас обернулся молодым.
Крепче дерева-дуба сыщешь ли?
Лишь одно не уступит силищей, –
Испокон народ в правде-ревности
Превознёс купарисовы твердости:
На кресте изо той древесины
Распинали Небесного Сына...
А святителей лики – гляди-ж ты –
Жгут очами с икон купарисных!

Народная проза/ Сост., вступ. ст., подгот. текстов и коммент. С. Н. Азбелева. - М.: Русская книга, 1992.
(Б-ка русского фольклора, Т.12)

   ОТЧЕГО ОСИНА ДРОЖИТ

…Как продал Иуда Христа, жиды Христа на кресте распяли, Иуду страх взял. Задумал злодей удавиться. «Ни одно дерево не смей, - говорит Господи, - ни одно не смей принимать на себя Иуду-христопродавца!» Сказал Господи, кто слова Господня не послушает? Всякому дереву, стало, нельзя принимать на себя Иуду-христопродавца… Кинулся Иуда к березе, что росла у самого просветлого рая… кинулся к той березе, сделал моток, влез на самую верхушку, влез, да и повесился! Только и береза умна была: нагнула верхушку до самой земли да и скинула с себя Иуду; только скинула береза Иуду не в пресветлый рай, а на нашу грешную землю. Оттого у березы и ветья такие гибкие: как хочешь гни, хоть узлом вяжи - все не сломится. Побежал Иуда-христопродавец, побежал к горькой осиночке, к самой молоденькой осиночке. «Молодая осиночка разумом глупешенька», - думает Иуда. А Бог-то на что? Вот про это и забыл злодей! Прибежал Иуда к той осиночке и повесился на горьконькой! Как вздрогнет осиночка! Как быть горьконькой? Божьего слова не послушала… А разумом-то глупешенька и не соберется с своей памятью, что ей делать. Только Господи и говорит: «Не бойся ты, горькая осина! Не с злого умыслу ты это сделала; не по злу, а по своему глупому разуму; тебе за это греха не будет; скинь с себя Иуду-христопродавца!» Осина и скинула с себя Иуду-христопродавца. С того-то слова Божия осина и потеперь дрожит - вот от чего… «Прими, дуб, на себя Иуду-христопродавца!» - сказал Господи. Дуб и принял на себя Иуду-христопродавца, и греха тут дубу нет: принял на себя дуб Иуду по слову Божию. Оттого-то у дуба ветьи такие крепкие, да и весь дуб такой крепкий да твердый; крепче дуба на свете дерева нет… одно только и есть крепче: это купарисово дерево. … Из купарисова древа крест для Христа делали, на купарисовом древе иконы святые пишут, оттого купарисово дерево и крепче всех, крепче всех, крепче самого дуба…



Комментарии

Добавить комментарий

Статистика

  • Произведений: 97
  • Авторов: 7
  • Участников: 13
  • Просмотров: 14168

Авторы

  • Пользователей на сайте: 0
  • Пользователей не на сайте: 17
  • Гостей: 322
Яндекс.Метрика